Эль Дальмар (dalmar) wrote,
Эль Дальмар
dalmar

Алхимия жизни

Заповедник Сказок

К Дню Юного Алхимика

В нашем селе алхимики отродясь не водились.
Всяких там магов, волшебников, чародеев, шаманов и прочих астрологов - этих как грязи, куда ни плюнь. А всё потому, что царь наш батюшка, да продлится срок его правления еще раз двадцать, изначально был ярым приверженцем науки и её последствий.
"Наука и труд всё перетрут!" - повторял он как мантру, вытаскивая босые ноги из чавкающей грязи, однако упорно продолжая таскать по полю модифицированную механическую соху, версия 235 дробь 15. Или, к примеру, во время испытания нового летального аппарата под кодовым названием "Журавль 17/18", секретная модель - чтобы птицы летели по осени строго куда пошлют, а не куда вздумается, ишь.
Очень любил царь наш батюшка быть пионером науки - не тем пионером, как нас в школе учили: чтобы старушек через дорогу, или там дрова всю ночь колоть... хотя про дрова я, может, и путаю, годы берут своё... В общем, быть первопроходцем науки любил наш царь, и собственноручно испытывать всё новое, не взирая на последствия.
Для последствий он собрал возле себя знахарей со всего нашего Тридесятого царства и привечал их всяко, в этом смысле науке не очень доверяя. Ну, на то он и царь, чтобы иметь свои маленькие слабости.
А всех прочих, щелкающих пальцами, завывающих заклинания и выпускающих дым изо всех отверстий организма, царь на дух не переносил, царским указом обозвал их вставляющими свои волшебные палки в колёса науки и на веки вечные сослал в наше село на краю Тридесятого царства.

Поначалу народ в селе волновался и роптал, но против царского указа с голыми руками не попрёшь, пришлось смириться.
А потом ничего, попривыкли. Взяли магов в оборот - чтобы, значит, за спокойное проживание в селе все закрома были всегда полны, и урожаи отменные, и сено скоту не переводилось, и самогонные аппараты работали по типу вечного двигателя, и у баб головы не болели.
Бабы за это обещали не впадать в ересь, не верещать и не плеваться при виде самоходных печек, или говорящих щук, или летающих ковров и прочей подобной дребедени.
А скатерти-самобранки и горшочки-самовары вообще кстати в любом хозяйстве пришлись!
Молодежь от новых жителей пребывала в полном восторге. Тут же принялись организовывать всякие соревнования, ролевые игрища, показательные выступления, клубы по интересам.
"Клуб любителей волшебных палочек", "Клуб таинственных завываний", "Свидетели заклятий", "Выходцы в астрал"... да всех и не упомнишь. Больше всего членов насчитывал клуб "Ритуальная чаша" - хотя казалось бы.
Женщины постарше - чистые ведьмы, не к ночи будь упомянуты - организовали клуб "Нефритовый жезл", закрытый, очень таинственный, никто толком не знал, чему они там поклонялись. А юные девицы открыли торговый центр "Благовония на любой вкус" и напропалую кокетничали с чародеями и колдунами - дело оказалось очень прибыльным: благовония, коих произрастало на наших болотах видимо-невидимо, шли нарасхват.
Старики хитро усмехались в бороды, а вслух нахваливали царя-батюшку и особенно его любовь к науке, благодаря которой жизнь в селе превратилась в сплошной праздник.
До поры до времени.

Однажды осенней ненастной порой (вторую неделю погода была отвратительной: маги соревновались в умении вызывать грозы и проливные дожди) в селе появился алхимик.
Был он юн, нищ, оборван и голоден, хотя глаза горели нездоровым огнем.
На вопрос как он здесь появился таинственный юнец внятного ответа дать не мог. Лишь прерывисто бормотал что-то о беконе, о долгом хождении по воде и превращении воды в вино. Сердобольные бабы поняли всё по своему и тут же развернули скатерти-самобранки, приказали горшочкам варить, а уж способом превращать воду в самогон сельчане владели в совершенстве безо всякой магии.

Маги и чародеи нетерпеливо топтались в сторонке, ожидая, пока незваный гость насытится. Некоторые шаманы начали тихонько завывать, чтобы скрасить ожидание, но бабы дружно зашикали - закон гостеприимства испокон веков строго соблюдался в селе.

Насытившись и обогревшись, пришелец приосанился, обвёл всех пытливым взглядом и очень убедительно, хотя и кратко, высказался в том смысле, что в этом убогом селении вряд ли найдётся хоть один грамотный человек, который что-то слышал об алхимии. Самой прогрессивной науке нашего времени, мол.

В плохих романах пишут "наступила зловещая тишина, в которой слышно было, как муха потирает лапкой о лапку". Так и было, клянусь всеми жезлами.
Маги, чародеи и прочие шаманы от охватившего их возмущения только и могли, что молча хватать воздух открытыми ртами.
Юнец-алхимик победно усмехнулся и начал беспрепятственно вести просветительскую беседу среди темного населения. В коей на пальцах объяснил основную суть алхимической науки - превращать в золото всё, что движется. И не движется.
- Царский засланец! - пискнула какая-то молодица и испуганно закрыла рот ладошкой.

Тишина ожидаемо взорвалась возмущенными криками.
Маги наперебой стали сыпать проклятиями вперемешку с местной непереводимой игрой слов, колдуны метать громы и молнии, чародеи горстями рвать волоски из бород, шаманы вообще впали в полное беспамятство.
Бабы плевались и чертыхались, молодёжь улюлюкала и свистела, старики шептались, пытаясь сохранять спокойствие.

Ко всему привычный староста невозмутимо поднял руку, и, хоть и не сразу, но дождался всеобщей тишины - безо всякой магии, надо заметить; матёрый человечище.
А после стал говорить о том, что слышал об этой вашей алхимии еще от своего деда. И в чём тут суть? Превратить нечто во что-то иное? Так эту науку умеют не только много гитик, но и каждый малец в селе. Намедни поцеловал мой Ванька Глашку, дочь конюха - по дури, сивухи перебрал. Была жаба жабой, а наутро, гляди, расцвела, прямо царевна! Через месяц свадьбу сыграем. Магией тут и не пахнет, чистая алхимия. А она потом его в чудовище превратит, дело житейское.
Бабы согласно закивали.
- А бабы наши? - продолжал староста. - Из царевен превращаются в ведьм сразу после свадьбы! Даже пальцами щёлкать не надо!
Мужики дружно понурились.
- А мужики? - староста перевёл на них тяжелый взгляд. - Воду в вино с малолетства превращать могём. А во что это зелье потом нормального мужика превращает - ни одному магу такое не под силу. Животных превращаем в еду. А еду во что превращаем? Вот уж умельцы так умельцы... Так что, сынок, не тебе про алхимию тут втирать. Знаем не по наслышке. Живём в этом по самые уши.
- А золото? - испуганно пискнул пришелец. - Камни в золото превращать умеете? а? А?!
- Тю, - сплюнул староста. - Всё в золото превращать умеем, что ни возьми. Урожай на ярмарку свезёшь - вот тебе и золото взамен. Или дом из камней сложишь - а золото за работу в карман. Или жену мою возьми - сто кило чистого золота! Когда спит.

Напряжение схлынуло, селяне с облегчением рассмеялись. Жена старосты погрозила кулаком - но так, любя, чисто для острастки.
Пришлый юнец съёжился, потёр потные ладошки в замешательстве и снова вспыхнул, вспомнив главное:
- Речь ведь не о том! Иметь золото за работу - это примитивно! Ненаучно! А вот добыть золото из ртути! Философский камень! Вот это наука и прогресс!
- И кто видел тот философский камень? - насмешливо спросил староста. И добавил. - Мы люди простые, незатейливые. Кто говорит алхимия, а мы говорим - халява. Тоже никому безнаказанно в руки не даётся, как и ваш философский камень... Хочешь, оставайся у нас в селе, пойдёшь в обучение к магам, к концу жизни научишься правильно пальцами щёлкать, толку больше будет, чем от твоей алхимии.
- Нет уж, - оскорбленно вскинул голову незнакомец. - Пол жизни тратить на ерунду?! Лучше я продолжу служить науке и искать философский камень!
- Гвозди бы делать из этих людей, - пробормотал староста и вздрогнул. - Вот привязалась, зараза! Алхимия, тудыть её в качель!

Эта история вскоре позабылась; другие дела будоражили село, более важные и интересные. С магами не заскучаешь!
А пришлый алхимик так и сгинул. Никто боле не слыхал ни о нём, ни о философском камне.
Я так думаю, что его до сих пор и не отыскал никто. Даже наш царь-батюшка. Если бы отыскал - стал бы науку собственноручно вперёд двигать?... Сдалась бы ему та наука. Превращал бы себе ртуть в золото и ухом не вёл. Ан нет! Трудом своим праведным золото добывает, не спит, не ест, с лица сошёл! Ну, на то он и царь.

А про нашу жизнь с магами - веселое было времечко! - многие потом сказания складывали.
И я там был, как пишут в плохих романах. Старательно превращал буквы в занимательную историю.
Алхимия, тудыть её в качель.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments